Пример из судебной практики – разглашение врачебной тайны

Осторожно, врачебная тайна! Судебная практика

Пример из судебной практики – разглашение врачебной тайны

В связи с участившимися судебными процессами по поводу соблюдения медицинскими учреждениями законодательства о врачебной тайне, необходимо напомнить, что закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» содержит в себе четкое определение данного термина, а также устанавливает исчерпывающий перечень условий, при которых врачебная тайна подлежит разглашению. Данный перечень не подлежит расширительному толкованию, то есть не позволяет врачу самостоятельно определять ситуации и субъектов для разглашения информации, относящейся по закону к врачебной тайне. 

Напомним, что врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. Любые из перечисленных сведений без письменного разрешения пациента или его законного представителя даже в случае смерти пациента не могут быть разглашены лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных законом. А закон устанавливает лишь ограниченный перечень случаев, допускающих разглашение информации без согласия, а именно:

  1. в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю;
  2. при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;
  3. по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно; (см. текст в предыдущей редакции)
  4. в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему для информирования одного из его родителей или иного законного представителя;
  5. в целях информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий;
  6. в целях проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-летных) комиссий федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба;
  7. в целях расследования несчастного случая на производстве и 
  8. профессионального заболевания, а также несчастного случая с обучающимся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность; (см. текст в предыдущей редакции)
  9. при обмене информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;
  10. в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования;
  11. в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Информация о состоянии здоровья должна предоставляться пациенту или его представителю лично лечащим врачом или другими медицинскими работниками, принимающими непосредственное участие в медицинском обследовании и лечении. 

Законодательство предоставляет врачу выбор субъектов для сообщения информации о состоянии здоровья пациента лишь в случае неблагоприятного прогноза развития заболевания.

При этом информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину или его супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам), если пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не определил иное лицо, которому должна быть передана такая информация. Данная статья закона, однако, тоже четко ограничивает круг лиц, которым врач может передать сведения о неблагоприятном прогнозе. 

Таким образом, работник медицинского учреждения прежде, чем сообщать информацию, отнесенную законом к врачебной тайне, должен убедиться, что данное лицо имеет законные полномочия для получения таких сведений: 

  • представитель должен иметь доверенность, либо пациент в медицинских документах должен письменно указать лица, которым можно передать информацию, либо лицо должно быть законным представителем несовершеннолетнего; 
  • сообщать сведения в правоохранительные, судебные органы, органы прокуратуры и иные перечисленные в законе государственные органы необходимо либо по их письменному официальному запросу, либо официально обращаясь, если есть основания полагать, что в отношении лица было совершено преступление;
  • в случаях неблагоприятного прогноза болезни врач может сообщить это пациенту или, если пациент прямо не запретил, его супругу (супруге) или одному из близких родственников. При этом круг близких родственников четко поименован и не допускает сообщения таких сведений кому-либо еще, например, работодателю.

Примеры судебных разбирательств по нарушению законодательства в области требований к соблюдению врачебной тайны от 11.08.2014 г.

1. По информации прокуратуры Ленинского района г.Уфы, проведена проверка соблюдения законодательства о врачебной тайне в Республиканском наркологическом диспансере № 1.

В ходе проверки выяснено, что врач-нарколог, работающий в вышеназванном наркологическом диспансере, несмотря на запрет, установленный Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» о том, что разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, не допускается без письменного согласия пациента, по просьбе своего знакомого выдал ему справку о диагнозе постороннего лица, состоящего на тот момент на учете в наркологическом кабинете. Впоследствии данный документ был использован для обоснования доводов жалобы о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей.

В отношении врача-нарколога было возбуждено административное дело по ст. 13.14 КоАП РФ (разглашение информации с ограниченным доступом), по результатам рассмотрения которого он оштрафован на 4,5 тыс. рублей. В связи с выявленным фактом правонарушения с врачом-наркологом прекращены трудовые отношения.

2.По информации, опубликованной Омским областным судом, изменено решение районного суда о взыскании с БУЗОО «Медико-санитарная часть №4» компенсации морального вреда в пользу омича. Выплата составит 300 000 рублей.  

Гражданин И. обратился в суд с иском к медицинскому учреждению о взыскании компенсации морального вреда. В январе 2014 года от рака умерла его супруга.

Летом 2012 года она проходила диспансеризацию в МСЧ №4, но результатов исследований так и не получила.

В конце 2012 года состояние женщины резко ухудшилось, она обратилась за помощью в «Евромед» – у нее была диагностирована раковая опухоль 4 стадии. 

Истец полагает, что заболевание можно было выявить на ранней стадии, тогда была бы эффективна операция – то есть во время прохождения диспансеризации. Однако супруга не была информирована об опасности для здоровья, ей не сообщили о результатах проведенных исследований. 

Прокуратурой Октябрьского округа г. Омска была проведена проверка, в ходе которой в действиях должностных лиц «МСЧ №4» выявлены нарушения законодательства о здравоохранении. Ответчиком нарушено право на охрану здоровья и информацию о состоянии здоровья. 

Истец И. просил взыскать с ответчика 2 000 000 рублей – в счет компенсации морального вреда. Представитель ответчика требований не признал, указав на принятие медицинским учреждением всех возможных мер для информирования супруги И.

о состоянии ее здоровья. Результаты исследований занесены в региональную компьютерную базу данных для передачи в поликлинику по месту жительства И., сама супруга И.

неоднократно вызывалась для дальнейшего прохождения исследований – по телефону и через работодателя.  

Судом первой инстанции в пользу истца взысканы 55 000 рублей компенсации морально вреда, а также 200 рублей – в доход местного бюджета.  

В апелляционной жалобе БУЗОО «МСЧ №4» просит решение суда отменить, ссылаясь на извещение работодателя супруги И. о том, что она нуждается в дополнительном обследовании. Это подтверждается детализаций звонков с телефонного номера МСЧ №4 на телефонный номер работодателя И. 

Прокурор Октябрьского округа просит решение суда изменить, увеличить размер компенсации морального вреда.

В соответствии с п. 5 ч. 5 ст. 19 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» пациент имеет право на получение информации о своих правах и обязанностях, состоянии своего здоровья, выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья. В силу положений ст.

22 названного закона в случае неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину или его супругу (супруге), одному из близких родственников, если пациент не запретил сообщать им об этом. Из материалов дела следует, что подобные попытки должностными лицами МСЧ №9 не предприняты.

Доказательств запрета сообщать кому-либо информацию о здоровье супруги И. не представлено. Судом первой инстанции данный факт оставлен без внимания.  

Решение Октябрьского районного суда изменено. В пользу истца И. с БУЗОО «МСЧ № 4» положено взыскать 300 000 рублей компенсации морального вреда. 

Источник: https://MedSpecial.ru/news/1/21168/

Проблемы врачебной тайны

Пример из судебной практики – разглашение врачебной тайны

Современное законодательство содержит понятие «врачебная тайна». Так, согласно ст. 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г.

№ 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации (далее – Закон об основах охраны здоровья) врачебная тайна – это «сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении».

Пациентам медицинских учреждений не составляет проблемы получить информацию о поставленном им диагнозе, объеме обследования и лечения и т.п. – для этого необходимо обратиться с заявлением в медучреждение. Основанием является норма ч. 1 ст.

22 указанного Закона, согласно которой «каждый имеет право получить в доступной для него форме имеющуюся в медицинской организации информацию о состоянии своего здоровья, в том числе сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе и о прогнозе развития заболевания, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных видах медицинского вмешательства, его последствиях и о результатах оказания медицинской помощи».

Сложности начинаются, когда необходима медицинская информация в отношении умерших пациентов.

Такие ситуации возникают, когда родные и близкие покойных, полагая, что при жизни те не получили надлежащую медпомощь, желали бы узнать дополнительные сведения по этому поводу.

Однако законных оснований на получение такой информации нет ввиду прямого запрета на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, после смерти пациента, закрепленного в ч. 2 ст. 13 Закона об основах охраны здоровья.

Родственники умершего пациента вправе получать копии его медицинских документовКС подчеркнул, что несмотря на десятки принятых поправок в Закон об охране здоровья, ни одна не была направлена на совершенствование регулирования доступа заинтересованных лиц к медицинской документации покойного

В соответствии с названной нормой разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, не допускается.

Понимая данное ограничение буквально, должностные лица медучреждений после смерти пациента отказывают в предоставлении информации о фактах его обращения за медицинской помощью, диагнозе и данных о состоянии здоровья, а также иных сведений, составляющих врачебную тайну, родным и близким пациента, умершего при оказании медицинской помощи. Попытка получить такие сведения через суд тоже, как правило, не приносит положительного результата: в подавляющем большинстве случаев суды отказывают заявителям в удовлетворении требований об обязании медучреждений выдать копии документов из истории болезни умершего пациента. Судебная практика подтверждает, что смерть гражданина не приводит к прекращению режима конфиденциальности данных, составляющих врачебную тайну, а родственники или другие заинтересованные лица покойного не имеют возможности получить их от должностных лиц медучреждений. При этом суды не принимают во внимание ни характер взаимоотношений между заявителем и умершим пациентом, ни предоставленные заявителем доводы и мотивы, ни другие обстоятельства, имеющие отношение к конкретному делу. Однако даже тогда, когда суды первой инстанции принимают положительные решения, вышестоящие суды, как правило, их отменяют.

В качестве примера могу привести известное специалистам, работающим в области «медицинского» права, судебное дело. В марте 2014 г.

у Владимира Зубкова в городской больнице умерла жена, которая долго болела. Вдовец запросил копии оформленных на супругу медицинских документов, желая убедиться, что ее лечили правильно.

Руководство больницы отказало, пояснив, что данная информация является врачебной тайной.

Тогда мужчина обратился в районный суд с исковым заявлением об обязании учреждения выдать документы. Решением Авиастроительного районного суда г. Казани от 21 мая 2014 г.

действия главврача больницы, отказавшего в выдаче копии амбулаторной карты умершей супруги заявителя со ссылкой на то, что он не является ни ее доверенным лицом, ни законным представителем, были признаны незаконными.

Суд пришел к выводу, что отказ в предоставлении документов является грубым нарушением конституционных прав заявителя как наследника умершей.

Однако апелляционная инстанция отменила это решение. При этом коллегия указала, что факты наличия зарегистрированного брака и получения медицинских документов жены при ее жизни не свидетельствуют о его праве на их получение после смерти женщины.

Минздрав Республики Татарстан в связи с требованием Владимира Зубкова проверить качество оказанной его жене медицинской помощи и рассмотреть вопрос о возможности предоставления заявителю копии амбулаторной карты умершей разъяснил ему положения законодательства о врачебной тайне и указал на подтвержденную судом правомерность отказа в выдаче документов.

На обращение в следственный отдел Зубков получил уведомление, в котором со ссылкой на результаты ведомственного контроля указывалось, что нарушений на амбулаторном и госпитальном этапах оказания его супруге медицинской помощи не выявлено, оснований для проведения процессуальной проверки в порядке ст. 144–145 УПК РФ нет, а из его обращения наличие признаков преступления не усматривается.

Истец обратился в Конституционный Суд РФ с требованием о проверке конституционности ч. 2, 3 и 4 ст. 13 Закона об основах охраны здоровья. В своем обращении Зубков указал, что оспариваемые нормы неправомерно лишают его возможности получить медицинские сведения о близком человеке, а также не позволяют проверить, пострадала ли его жена от некачественной врачебной помощи.

КС РФ не принял жалобу к рассмотрению, но напомнил о существующих механизмах получения информации, относящейся к врачебной тайне: по запросу суда, органов дознания и следствия, а также прокуратуры.

«В настоящее время заключение о причине смерти и диагнозе заболевания выдается супругу или близкому родственнику, а при их отсутствии – иным родственникам либо законному представителю умершего.

Следовательно, если сведения о причине смерти и диагнозе заболевания пациента уже стали доступны, то сокрытие информации о предпринятом лечении не может оправдываться врачебной тайной, особенно с учетом мотивов и целей обращения лица, объема уже имеющейся у него информации и иных обстоятельств», – отмечено в Определении от 9 июня 2015 г. № 1275-О.

КС РФ указал также, что законодатель может предусмотреть и иные механизмы доступа к сведениям, составляющим врачебную тайну.

Из приведенного примера следует, что родные и близкие умершего пациента в таком случае должны обращаться в суд, органы дознания и следствия, в прокуратуру. Однако это длительный и затратный по времени процесс.

В исковом заявлении в суд о взыскании морального вреда в случае оказания ненадлежащей медпомощи необходимо указать, почему она была ненадлежащей, – а такую информацию можно получить только после анализа медицинских документов.

Кроме того, не у каждого есть желание обращаться в правоохранительные органы в силу недоверия к ним. Получается замкнутый круг.

Аналогичной судебной практики отказов в выдаче медицинских документов близким умершего пациента немало. В частности – апелляционное определение Алтайского краевого суда от 14 мая 2014 г. по делу № 33-3828/2014 о признании незаконными действий главврача городской больницы, отказавшего выдать близким родственникам умершей пациентки копию истории ее болезни.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что перечень случаев, в которых допустимо предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина и его законного представителя, в том числе после смерти пациента, определен законом и является исчерпывающим, а объем информации, предоставляемой близким родственникам после смерти гражданина, четко урегулирован законом и не может толковаться расширительно.

Еще в одном примере (кассационное определение Тверского областного суда от 10 ноября 2011 г. по делу № 33-4643) суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии законных оснований для выдачи истице копий истории болезни ее умершей сестры.

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции, сославшись на положения Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», согласно которым соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами, является обязательным. Также суд указал, что в силу положений действовавшей в тот момент ст.

61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-I информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

Гражданину должна быть подтверждена гарантия конфиденциальности передаваемых им сведений. Передача сведений, составляющих врачебную тайну, допускается только с согласия гражданина или его законного представителя.

В другом примере решением Советского районного суда г. Орла от 6 июня 2016 г. по делу № 2-1276/2016 истице было отказано в выдаче копий истории болезни ее мужа, умершего в медучреждении. При этом суд сослался на положения ст. 13 Закона об основах охраны здоровья.

Кроме того, он указал, что истица не использовала предоставленное ей законом право на ознакомление с запрашиваемой информацией при обращении в суд с иском, в правоохранительные органы при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а также к прокурору с заявлением о проведении проверки в порядке надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина.

Таким образом, решениями указанных судов было отказано в удовлетворении исковых требований о предоставлении информации, касающейся состояния здоровья умерших пациентов и полученной ими медпомощи.

На мой взгляд, ограничивать близких родственников (наследников) умершего гражданина в получении составляющих врачебную тайну сведений о нем абсурдно, и вот почему.

Во-первых, как отметил Верховный Суд РФ в Определении от 25 февраля 2019 г.

по делу № 69-КГ18-22, Россия как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) признает обязательной юрисдикцию Европейского Суда по вопросам толкования и применения Конвенции и протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения положений этих международных актов, если оно состоялось после их вступления в силу в отношении России (ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»), поэтому применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики ЕСПЧ.

Согласно ст. 8 Конвенции каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции. Семейная жизнь в понимании ст. 8 Конвенции и прецедентной практики Европейского Суда охватывает существование семейных связей как между супругами, так и между родителями и детьми, в том числе совершеннолетними, и между другими родственниками.

В п. 1 ст. 1 Семейного кодекса РФ предусмотрено, что семья, материнство и детство находятся под защитой государства.

Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи их прав и возможности их судебной защиты.

ВС РФ отметил, что из нормативных положений Конвенции и толкования ее положений Европейским Судом в их взаимосвязи с нормами Конституции РФ и СК РФ следует, что в случае нарушения прав граждан в сфере охраны здоровья, причинения вреда жизни и здоровью при оказании лицу медицинской помощи, равно как и при оказании ему ненадлежащей медпомощи, требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками такого пациента, а также иными близкими ему людьми, поскольку в связи с ненадлежащим оказанием медпомощи названному лицу лично им в силу сложившихся семейных отношений, характеризующихся как близкие, духовной и эмоциональной связей между членами семьи также причиняются нравственные и физические страдания (моральный вред).

Во-вторых, в соответствии с ч. 2 ст. 7 Конституции в РФ семье обеспечивается государственная поддержка. Характерными чертами семьи являются взаимопомощь, взаимная поддержка и целостность. Ее главной особенностью является постоянный и беспрерывный обмен информацией между членами семьи.

Таким образом, с учетом изложенного родные и близкие умерших должны иметь возможность обладать информацией об их состоянии здоровья, обследовании, лечении, объеме и качестве оказанной медпомощи.

В связи с этим считаю, что ст. 13 Закона об охране здоровья требуется дополнить ч.

5, изложив ее в следующей редакции: «Сведения, составляющие врачебную тайну пациента, в случае его смерти предоставляются наследникам умершего по их требованию, за исключением случаев, когда пациент (его законный представитель) при жизни выразил запрет на предоставление им такой информации и (или) определил иное лицо, которому должна быть предоставлена такая информация в случае его смерти». В список наследников умершего, получающих доступ к информации, должны входить близкие родственники, определенные СК РФ, – «супруг (супруга) умершего, его дети, родители, усыновленные и усыновители, родные братья и сестры, внуки, дедушки и бабушки».

В рамках подобного законопроекта было бы целесообразно, на мой взгляд, утверждение Минздравом России специальной унифицированной формы согласия (запрета) на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, отражающей все правовые и информационные аспекты врачебной тайны. Такой документ должен быть обязателен для всех медицинских организаций независимо от их организационно-правовой формы.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/problemy-vrachebnoy-tayny/

Пример из судебной практики разглашение врачебной тайны: основания и ответственность, последствия несоблюдения, терминология и правовое регулирование

Пример из судебной практики – разглашение врачебной тайны

Как реализуется соблюдение врачебной тайны на практике и каким образом этот вопрос регулируется на законодательном уровне, как и когда допустимо разглашение врачебной тайны и сведений, её составляющих, – разбираемся в нашей статье. В соответствии с п. 1 ст.

13 Федерального Закона от 21 ноября 2011 N 323-Ф3 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Закон N 323-ФЗ) сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, прочие данные, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

Врачебная тайна: терминология и правовое регулирование

Врачебная тайна указом Президента РФ от 6 марта 1997 N 188 отнесена к перечню сведений конфиденциального характера, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами.

Кроме того, к врачебной тайне относятся

  • информация о самом факте обращения за медицинской услугой;
  • о состоянии здоровья пациента, диагнозе его заболевания;
  • данные о наличии у больного психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в компании, оказывающей ее, а также иные сведения о состоянии психического здоровья (ст. 9 Закона РФ от 02 июля 1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»);
  • иная информация, полученная при обследовании и лечении гражданина.

ВАЖНО! Как вытекает из ч. 2 ст. 13 Закона N 323-ФЗ, разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, запрещено, в том числе и после смерти пациента, кроме случаев, установленных ч. 3 и 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ.

Например, в силу ч. 3 ст.

13 Закона N 323-ФЗ при наличии письменного согласия гражданина или его законного представителя считается возможным разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, для медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях.

Помимо этого, согласно ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, при отсутствии согласия пациента или его законного представителя возможно:

  • для проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не имеет возможности выразить свою волю, с учетом положений п. 1 ч. 9 ст. 20 Закона N 323-ФЗ;
  • при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;
  • по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно;
  • при оказании медицинской помощи несовершеннолетнему в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 20 Закона N 323-ФЗ, а также несовершеннолетнему, не достигшему возраста, установленного ч. 2 ст. 54 Закона N 323-ФЗ, для информирования одного из его родителей или иного законного представителя;
  • для информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий;
  • для проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-летных) комиссий федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба;
  • для расследования несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, кроме того несчастного случая с обучающимся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность;
  • при обмене информацией медицинскими предприятиями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, для оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;
  • для осуществления учета и контроля в системе ОМС;
  • в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности согласно Закону N 323-ФЗ.

Вопрос о разглашении врачебной тайны в случае смерти пациента

Помимо вышеперечисленного добавлю, что при неблагоприятном прогнозе развития заболевания информация о состоянии здоровья пациента может быть сообщена супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам), если пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не определил иное лицо, которому должна быть передана такая информация (ч. 3 ст. 22 Закона N 323-ФЗ).

В рассматриваемой ситуации пациент в письменном виде дал разрешение на разглашение врачебной тайны при жизни.

Как указывалось выше, разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, запрещено (ч. 2 ст. 13 Закона N 323-ФЗ).

Диспозиция данной статьи позволяет сделать вывод, что даже смерть пациента не влечет прекращения режима конфиденциальности информации о состоянии его здоровья, фактах обращения за медицинской помощью, лечении и т.д. Таким образом, по нашему мнению, для сообщения этой информации другим лицам обязательно наличие согласия пациента.

Исключение составляют случаи, предусмотренные в ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ. Отметим, что данный перечень сформулирован законодателем исчерпывающим образом и расширительному толкованию не подлежит. Такое основание для обнародования данных, составляющих врачебную тайну, как смерть пациента, в указанном перечне отсутствует.

ВАЖНО! Обязанность по обеспечению конфиденциальности сведений, которые относятся к врачебной тайне, не отменяется после смерти пациента, кроме случаев, когда сам пациент либо его законный представитель дал письменное согласие на разглашение указанных сведений после его смерти, а также случаев, предусмотренных нормами ч. 4 ст. 13 Закона N 323-ФЗ.

Как мы поняли из вопроса, согласие на разглашение врачебной тайны при жизни, данное пациентом, не предусматривало распространение таких данных после его смерти. Соответственно, после смерти больного сведения, составляющие врачебную тайну, не открываются для разглашения, поскольку прямое волеизъявление пациента на это не получено.

Однако нужно отметить, что заключение о причине смерти и диагнозе заболевания умершего, оформляемое по результатам патологоанатомического вскрытия (ч. 1 ст.

 67 Закона N 323-ФЗ), выдается супругу, близкому родственнику (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушке, бабушке), а при их отсутствии иным родственникам либо законному представителю умершего, правоохранительным органам, органу, осуществляющему государственный контроль качества и безопасности медицинской деятельности, и органу, осуществляющему контроль качества и условий предоставления медицинской помощи, по их требованию (п. 5 ст. 67 Закона N 323-ФЗ). Подобные положения можно найти и в п. 6 Порядка выдачи медицинскими организациями справок и медицинских заключений, утвержденного приказом Минздравсоцразвития РФ N 441н от 02.05.2012.

Иными словами, хотя эта информация относится к конфиденциальной и составляет врачебную тайну, она подлежат передаче перечисленным лицам в силу закона.

ВАЖНО! За разглашение врачебной тайны виновные лица могут нести дисциплинарную, гражданско-правовую, административную (ст. 13.14 КоАП РФ) и уголовную ответственность (ст. 137 УК РФ).

Разглашение врачебной тайны с точки зрения законности соблюдения прав граждан

Вопрос о врачебной тайне и разглашении сведений, её составляющих, – это в первую очередь вопрос о законных правах граждан, определенных действующим законодательством. Это – ст. 23 Конституции России и ст.

13 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан», которые должны в нашем понимании как бы автоматически срабатывать на практике. То есть мы, обращаясь в то или иное медицинское учреждение, предполагаем, что нам окажут медицинскую помощь, но при этом никому о нашем обращении не расскажут, и мы никак не пострадаем от этого.

Как тайна исповеди в церкви, которую запрещено по духовным канонам нарушать, но в советские времена считалось возможным некоторыми священниками нарушать, сотрудничая таким образом с советской властью.

Сегодня, к сожалению, нормы права в части неразглашения врачебной тайны незнакомым пациентам людям практически не действуют – слишком много людей могут обесценивать эти нормы права своим некомпетентным, недоброжелательным, травматичным для любого пациента обсуждением.

Современная негласная практика такова, что прежде чем оказать медицинскую помощь, пациента обязывают подписывать письменное согласие на предоставление сведений по запросу разных организаций.

Без подписи такого согласия медпомощь не станут оказывать, что зачастую представляется проявлением управленческого произвола в этой сфере.

Если закон регламентирует предоставление сведений без согласия пациента, то основание для необходимости расписываться под данной бумагой, направленной против интересов пациента, также может представляться сомнительным.

Причина этому понятна – никто из пациентов не хотел бы, чтобы сведения о его диагнозах кто-либо посторонний как-то использовал, как правило, только «против», а не «за» (особенно при криминальной коррупции, преследованиях граждан не по закону, с целью извлечения персональных выгод от использования своего служебного положения и получения сведений, составляющих врачебную тайну, о гражданах, например, для устранения конкурентов в бизнесе или завладения чужой собственностью).

Поэтому практика этих незаконных согласий (как и практики получения письменного согласия пациентов с любым планом лечения в хирургии у незнакомых врачей и без разъяснений альтернатив возможного лечения, когда известные российские хирурги открыто публично заявляют, что многих хирургических операций можно было бы избежать, что они назначаются неправильно) должна быть запрещена, заменена на более правовые формы взаимоотношений медицинских организаций с пациентами, учитывающие интересы пациентов и основанные на соблюдении норм права и этики.

Источник:

Разглашение врачебной тайны без согласия пациента: ответственность

Медицинские сотрудники, давая клятву Гиппократа, обязуются оказывать пациенту помощь, но часто важно не только восстановить физическую форму человека, но и сохранить его психическое здоровье.

Важно чтобы личная информация не стала достоянием широкой общественности, заботится об этом и государство.

Ответственность за разглашение сведений составляющих врачебную тайну без согласия пациента предусмотрена 137 УК РФ, а как это происходит на практике, вы узнаете из реальных примеров.

Какие сведения считаются врачебной тайной

Каждый россиянин, согласно Конституции РФ, имеет свои законные права, одно из которых предусмотрено 23-й статей «основного закона». В ней сказано о том, что, помимо семейных и коммерческих секретов, должны храниться медицинские тайны. Нарушителей закона ожидает наказание, а отвечать медработнику, разгласившему врачебную тайну, предстоит согласно положениям 2-го пункта 137-й ст. УК.

Источник: https://stomat-lsv.ru/prochee/primer-iz-sudebnoj-praktiki-razglashenie-vrachebnoj-tajny.html

ЛечащийВрач
Добавить комментарий